Покоряем сердце Южной Америки – советы по эмиграции в Парагвай

Оформляем ПМЖ Парагвая и переезжаем в Сьюдад-дель-Эсте – Южноамериканский Гонконг

Многие считают, что Гонконг — уникальный и единственный в своем роде город в мире. Но, по правде говоря, существует множество других «Гонконгов», разбросанных по всему миру. Среди них можно выделить Сьюдад-дель-Эсте (или Восточный город) – второй по величине город Парагвая.

Когда речь заходит о торговле и экономическом развитии, Парагвай, будучи относительно малоразвитым и не имеющим выхода к морю государством Южной Америки, находится в не очень удачном положении. К счастью, страна стремительно наверстывает упущенное.

Еще с 60-х годов 19 века множество лидеров, придерживавшихся преемственности власти (то есть старавшихся передать бразды правления страной своим наследникам) и обладавших серьезными военными амбициями, пытались улучшить геополитическое положение своей страны через войны с более могущественными соседями: Бразилией и Аргентиной.

Вот только для страны под названием Парагвай это обернулось целым рядом сокрушительных и унизительных поражений. В результате этого Парагвай столкнулся с суровой реальностью, но все же нашел выход и продолжил путь к решению своих проблем.

Именно на этом историческом фоне была создана особая экспериментальная экономическая зона Сьюдад-дель-Эсте, расположившаяся в районе пересечения территорий Парагвая, Бразилии и Аргентины. Построенный в 1957 году во время нахождения Асунсьона под контролем военной диктатуры, Сьюдад-дель-Эсте позиционировался не только как «мост» в Бразилию и Аргентину, но и как «окно» в остальной мир.

Не исключено также, что во время этого турне вы сами придете к выводу о существовании достойной альтернативы столичному Асунсьону в лице города Сьюдад-дель-Эсте, предлагающего множество интересных возможностей.

Плюсы и минусы

Парагвай – противоречивая и интересная страна, которая имеет свои преимущества и недостатки.

  • Теплый климат, отсутствие морозов.
  • Красивая природа.
  • Можно открыть бизнес, обладая небольшими средствами.
  • Многонациональное общество, благодаря чему к иностранцам относятся хорошо.
  • Местные жители открытые и добрые, ценят семью и друзей.
  • Низкие цены на продукты.
  • Один из государственных языков – испанский.
  • Высокая продолжительность жизни.
  • Низкий уровень жизни.
  • Низкие зарплаты и сложности с трудоустройством.
  • Высокий уровень преступности.
  • Страна пострадала из-за войны и все еще не восстановилась.
  • Грязь на улицах.
  • Плохие дороги.


Прежде все россияне выбирают эту страну из-за климата. Здесь почти нет зимы, а лето жаркое, но комфортное.

Иммиграция в Парагвай из России

Парагвай — это небольшая испаноязычная страна, находящаяся в самом центре Южной Америки. Несмотря на отсутствие выхода к морю государство часто посещают для отдыха и постоянного проживания благодаря мягкому климату, комфортным условиям для проживания. Для иммиграции в Парагвай необходимо пройти простую процедуру и подготовить пакет документов.


Среди преимуществ эмиграции в Парагвай из России можно выделить:

Бронирование отелей, вилл, апартаментов

tokuchi63 » 20 сен 2018, 14:40

Основные способы для переезда

Лояльная миграционная политика обуславливает поток желающих получить зарубежный паспорт. Если в некоторые из стран Европы иногда сложно оформить визу, то Парагвай готов принять гостей, как на время, так и на постоянное проживание без проблем. Нет необходимости годами ждать разрешения на ВНЖ, ПМЖ. Дешевая недвижимость и продукты – одна из причин поселиться тут для тех, у кого не хватает средств на переезд в Европу.

В Парагвай по большей части едут из государств бывшего СССР (ru). Белорусы, украинцы и россияне в сжатые сроки получают вид на жительство, а вскоре после него и гражданство, выбрав подходящее основание дял переселения.

Вакансии здесь требуют обязательного владения испанским языком. Без него работать не получится. Не рассчитывайте, что будете переключать раскладку на ru, учите язык заранее. Если иностранный специалист претендует одновременно с местным жителем на определенную вакансию, работодатель при схожих исходных данных претендентов возьмет иностранца для престижа. Чтобы получить вид на жительство, нужно иметь приглашение на работу на основании заключенного контракта с компанией-резидентом. Найти вакансию можно на специализированных биржах ru или зарубежных.

Срок оформления

Оформление визы не всегда производится в короткий срок. Если все документы собраны, условия соблюдены и анкета заполнена грамотно, разрешающий въезд стикер появится в паспорте уже через 3 дня. В иных случаях процесс получения визы может длиться до трех месяцев. Эти сроки следует учитывать при планировании поездки.

  • Действующего загранпаспорта;
  • Проездных билетов;
  • Достаточной для поездки суммы средств.

Пакет документов для ВНЖ

Сегодня в пакет документов для россиян, желающих стать гражданами Парагвая, входят следующие справки:

  1. Контракт с работодателем (в нем указывается з/п), заверенный государственным нотариусом.
  2. Коммерческий патент.
  3. Диплом (заверяется нотариально, как и апостиль).
  4. Удостоверение личности приглашающей стороны.
  5. Справка, подтверждающая содержание.

Так выглядит карточка парагвайского ВНЖ


Список документов для россиян, изъявивших желание уехать в Парагвай, стандартен и включает в себя:

Breviarissimus и мир

4. Жизнь и быт коренного населения колонистов

Основные развлечения, как провести время

Каждый февраль жители государства отмечают национальный Карнавал. В больших городах случается огромное веселье на костюмированных парадах, где танцуют под национальную музыку и наслаждаются театральными представлениями. Вообще, парагвайцы любят отмечать праздники, среди которых чествование Диа-де-Сан-Бласа, являющегося Святым покровителем государства, фестиваль Сан-Хуан и Серро-Кора, Новый год и многое другое.

Визитной карточкой восточного Парагвая считается Национальный парк Серро-Коро. В сухом тропическом лесу располагаются обильные пещеры, открытые ещё в XV веке. Заповедники и парки, находящиеся в регионе Верхнее Чако, популярны среди туристов. Здесь обитают индейские племена, которые помогут погрузиться в себя и ощутить силу природы.

Ночная жизнь в Парагвае не слишком бурная. Лишь в Асунсьоне и других крупных городах есть ночные клубы и бары. Обязательно испробуйте местные блюда, которые восхваляют на всём континенте.

Ночная жизнь в Парагвае не слишком бурная. Лишь в Асунсьоне и других крупных городах есть ночные клубы и бары. Обязательно испробуйте местные блюда, которые восхваляют на всём континенте.

Парагвай. В сердце Южной Америки

Монтиэль де Афара, министр туризма Парагвая

По словам Софии Монтиэль де Афара, министра туризма Парагвая, в течение года страну посещает 1,2 млн. туристов, которые остаются на нескольких дней. Еще 3,5 миллиона – «однодневные» туристы. Они прибывают в составе экскурсионных групп или за покупками. Преобладают соседи — аргентинцы и чилийцы. Из Европы едут испанцы, итальянцы, французы. Россиян пока немного. И напрасно! Для посещения Парагвая им не требуется виза. А страна очень красивая и недорогая.

Монтиэль де Афара, министр туризма Парагвая

19. Не наступите на манго

Летом на тротуаре скапливаются зрелые манго: возьмите их с собой, если они только упали прямо с дерева. Или попробуйте пиво El Manguero пивоваренной компании Sacramento, приготовленное из свежих фруктов, собранных мэрией города Манго-Мовиле.

В первой половине года проходит несколько демонстраций. 8 марта (Международный женский день) растущее феминистское движение страны обмазывает себя (и стены на пути) фиолетовой краской, протестуя против гендерного неравенства, убийств женщин и строгих законов об абортах. 21 марта Национальная федерация мелких фермеров (Campesino) перекрывает основные автомагистрали грузовиками и идет пешком, размахивая дубинками, а затем собираясь у конгресса, зажигая костры и требуя проведения земельной реформы.

1.1. История Поселения в Парагвайском Чако

Географически Парагвай делится на 2 части: Чако или Западный регион и Восточный регион, где расположена столица Асунсьон и другие крупнейшие парагвайские города. Чако занимает около 60% всей страны, но на его территории проживает всего 2% населения Парагвая. Таким образом перед правительством Парагвая всегда стояла задача заселять этот обширный и малообитаемый регион департаменты Пресиденте-Аес, Бокерон и Альто-Парагвай. Колонизация Чако начиналась с основания нескольких колоний, включая Нуэва-Бурдеос фр. Nouvelle-Bordeaux, нынешняя Вилла-Аес, основанную французскими иммигрантами. Первые поселенцы прибыли в эту колонию из порта Асунсьона в 1856 году.

  • Консепсьон исп. Concepcion – город в Парагвае Город Консепсьон расположен в центральной части Парагвая, на реке Парагвай Он является административным центром
  • Гран – Чако занимает государство Парагвай Гран – Чако занимает площадь около 647 500 квадратных километров, к западу от реки Парагвай и к востоку от горной цепи
  • населяющей Парагвай В 1865 году Парагвай вновь вторгся на территорию Мисьонес, что привело к войне с Тройственным альянсом. Согласно подписанному в 1876 году
  • диктатором Парагвая в период с 1844 до 1862 года. Он несколько ослабил изоляцию страны, стремился модернизировать Парагвай и втянул страну в несколько международных
  • гражданство. Регулированием иммиграции занимается Министерство внутренних дел Российской Федерации. Иммиграция играет важную роль в современных демографических
  • Боливию по сравнению со её соседями иммиграция затронула в меньшей степени. Тем не менее, небольшие группы немцев, испанцев, итальянцев, а также небольшая
  • латиноамериканских иммигрантов в США сохраняют испанский язык в той или иной мере. Дёпара – испанизированный язык гуарани в республике Парагвай Испанизмы
  • Бразилии, Уругваю, Парагваю и Венесуэле, граждане Перу могут использовать своё удостоверение личности. Выдаётся Департаментом по иммиграции и натурализации
  • певица. Франциск – первый папа Римский из Латинской Америки Аргентины Белые бразильцы Белые в ЮАР Иммиграция в Бразилию Иммиграция в Аргентину Креолы
  • Матиауда исп. Alfredo Stroessner Matiauda 3 ноября 1912, Энкарнасьон, Парагвай – 16 августа 2006, Бразилиа, Бразилия – парагвайский военный, политик
  • проживает в Испании, это около 47 миллионов человек. Также имеет место официальная иммиграция из Латинской Америки, причем не только в Испанию, но и в другие
  • в 1869 году до 7, 9 миллиона в 1914. В последующие годы рост населения снизился, демографическая обстановка стабилизировалась. В XXI веке иммиграция из
  • около 60 обладают двойным гражданством Италии и Аргентины Иммиграция итальянцев в Аргентину начиналась с северных регионов Италии – таких как Пьемонт
  • разделить на три типа: индейцы, белые и негры. В таких странах, как Колумбия, Эквадор, Парагвай и Венесуэла в демографическом плане преобладают метисы потомки
  • явления в орфоэпические нормы. Но наиболее значимым для развития автономных черт этого говора стала массовая иммиграция южно – итальянского населения в Аргентину
  • по прибытии Вануату 30 дней Уоллис и Футуна 90 дней Гражданство Канады и иммиграция в Канаду Брошюра словенского биометрического паспорта в pdf
  • проживают в США, Канаде, Португалии, Японии, Парагвае Великобритании и Анголе. До середины XX века населения Бразилия была страной иммиграции однако после
  • вклад в развитие Палестины создали более прочные отношения с этим регионом. Другим фактором, определяющим внешние отношения Марокко, является иммиграция населения
  • вступили в браки с местными индейскими и завезёнными африканскими женщинами, сформировав класс метисов – гаучо. Массовая европейская иммиграция в Аргентину
  • Рио – де – Жанейро. В 1950 – х годах иммиграция украинцев практически остановилась, а последующее установление политической диктатуры привело к усилению реэмиграции в США
  • ассимилировались. Масштабная иммиграция украинцев началась в 90 – х годах XX века. В большинстве украинцы прибывали по туристической визе и оставались в стране нелегально
  • действителен в течение 10 лет. Визовые требования для граждан Аргентины Иммиграция в Аргентину Documentos de viaje de los Estados Partes del MERCOSUR y Estados
  • обманутый в своих ожиданиях, вернулся в Европу в 1537 году и умер в дороге. Оставленные им испанцы покинули Буэнос – Айрес, поднялись вверх по реке Парагвай и основали
  • Параны поддержали Мануэля Бельграно и его армию на пути в Парагвай во время Майской революции. В 1811 году власти Энтре – Риос предоставили политическое убежище
  • 1888, Асунсьон, Парагвай – аргентинский военный деятель, масон, позднее педагог, писатель, журналист, губернатор провинции Сан – Хуан в 1862 – 1864 годах
  • между Аргентиной и Японией была иммиграция японцев, главным образом сельскохозяйственных рабочих. В настоящее время в Аргентине проживает около 10 000
  • численности иммигрантов Список стран по населению Миграция населения Иммиграция населения COUNTRY COMPARISON : : NET MIGRATION RATE неопр. The World
  • войска в Уругвай. Обе стороны неверно оценили намерения и возможности друг друга. Парагвай отреагировал захватом бразильских судов на Рио – Парагвай и напал
  • по миграционному рейтингу Список стран по населению Миграция населения Иммиграция населения Total international migrant stock неопр. United Nations Population
  • войска в Уругвай. Обе стороны неверно оценили намерения и возможности друг друга. Парагвай отреагировал захватом бразильских судов на Рио – Парагвай и напал
Читайте также:  Обучение в университетах Финляндии: куда и как поступить

Ныне иммиграция в Парагвай не прекращается, но изменилось её направление. Согласно переписи 2002 года 84.2% иммигрантов в Парагвае прибыли из Бразилии или Аргентины.

Парагвай — светлая сторона Америки

В скором времени в свет выйдут мемуары царского и парагвайского генерала Ивана Тимофеевича Беляева. Он был участником Первой Мировой, Гражданской и Чакской (в Южной Америке) войн.

Сегодня, когда благодаря американским санкциям, Россия вновь налаживает дружеские отношения с латиноамериканскими государствами, как нельзя кстати вспомнить историю Республики Парагвай.

Ведь ещё задолго до Украины, Сирии, Ливии и Сербии англосаксы использовали те же самые «революционные» технологии на государствах Южной Америки.

«История знает не один кровавый пример того, как страны, которые осмеливались нарушить планы могущественных гегемонов мира, жестоко наказывали за попытки развиваться по своему разумению. Просто о таких эпизодах мировой хроники почему-то не любят говорить.

Начнем с событий полуторавековой давности. Что представляет собой сегодняшний Парагвай? Нищее захолустье даже по латиноамериканским меркам. А ведь к 1862 году эта страна была самой развитой страной Южной Америки. Но ее подвергли самому жестокому геноциду.

А дело было вот как. После Наполеоновских войн англичане, как и американцы после 1945 года, начинают экономический передел мира. Побежденные европейской коалицией французы успели нанести смертельный удар по Испанской и Португальской империям, которые владели огромными землями Латинской Америки. Не было тогда еще ни Мексики, ни Колумбии, ни Эквадора с Боливией, ни даже Бразилии, равно как и всех других латиноамериканских стран. Испанцы, например, создавали эти колонии, развивали там промышленность и защищали их рынок от проникновения дешевых английских товаров, от экспансии английского (а, вернее, еврейского) банковского капитала. Но Наполеон, разорив саму Испанию, породил сепаратистское движение в Южной Америке. Под знаменами демократии, на манер французской революции.

Конечно, вожакам сепаратистов на всю эту демократию наплевать было. Просто им, как и главам республик СССР, хотелось самим стать хозяевами в своих вотчинах, самим распределять бюджеты, земельные угодья и собственность, торговать сырьем и жить в президентских дворцах. Это движение охотно поддержали англичане. Южная Америка пережила серию жестоких гражданских войн, отпав и от Испании, и от Португалии. Политическую независимость завоевали — а вот экономически попали в самую полную зависимость. Именно с тех пор латиноамериканцы ассоциируются с опереточными генералами-диктаторами, с нищетой людей, с дикой коррупцией и неразвитостью. Но англичане выиграли: новые государства просто завалили их дешевым сырьем и золотом, покупая у англичан все: и потребительские товары, и машины, и корабли, и оружие, и даже брусчатку для мощения улиц. Все велось по уже хорошо знакомой нам формуле: если мы сегодня за импортный компьютер должны отдать три-четыре тонны нефти, то тогда латиносы за манчестерское сукно отдавали горы леса, золота, хлопка, мяса. Особенно богатели первые люди в Англии — еврейские банкиры клана Ротшильдов. Да и молодые США очень скоро присоединились к этому грабежу. Потом они даже вытеснят британцев из этой части света. Но в середине XIX века британцы и американцы работали сообща.

К тому времени латиноамериканские режимы вовсю воровали, сменялись в переворотах, брали взятки и грабили собственные народы. Но только одна страна стояла особняком: гордый Парагвай — там стала развиваться индустриальная цивилизация, которая никак не служила Западу источником дешевого сырья и бросовой рабочей силы. А ведь Парагвай всегда был самой глухой, самой неразвитой провинцией Испанской империи, в людях которой было больше индейской крови, чем иберийской!

Парагвайцы силой оружия отбили попытку тогда еще молодой Аргентины осчастливить себя демократией. Во главе их с 1810 года стоял Хосе Франсиа, образованный правовед. Именно он стал диктатором Парагвая, отбившим все попытки аргентинцев присоединить страну к себе. А дальше, читатель, мы процитируем статью, которую скачали с сайта газеты «Спецназ России».

«…Естественно, западным приватизаторам это не нравилось, и уже в марте 1820 года был раскрыт инспирированный зарубежными спецслужбами заговор, во главе которого стояли в основном помещики и высшие офицеры. Франсиа реагировал молниеносно. Руководителей заговора расстреляли. Распоряжением верховного диктатора были высланы из страны все граждане Испании и на два года полностью прерваны отношения с внешним миром. За это «мировое сообщество» заклеймило Франсиа как кровавого тирана, хотя на самом деле за годы его правления преследованиям властей подверглись всего около 1000 человек, из них 68 были расстреляны, а остальные отделались тюрьмой или высылкой.

Чрезвычайное положение, введенное после раскрытия заговора, позволило практически покончить с терроризировавшими население преступными шайками. Резкое сокращение импорта компенсировалось расширением отечественного производства… Снижение налогов на производство стимулировало развитие государственной промышленности. В массовом порядке создавались школы. Парагвай стал единственной страной Южной Америки, где существовало всеобщее бесплатное начальное образование.

Располагая неограниченной властью, глава государства ни разу не использовал ее в целях личного обогащения. Жалованье, установленное ему Конгрессом, он сначала урезал, а потом и вовсе от него отказался, предпочитая жить за счет сбережений, сделанных еще до прихода к власти. Неудивительно, что авторитет Франсиа, получившего в конце жизни от народа неофициальный титул — Верховный ( El Supremo ), был абсолютен. Когда же 13 октября 1840 года, простудившись во время верховой прогулки, 74-летний диктатор скончался, по всей стране люди рыдали так же, как и 112 лет спустя плакала Россия, узнав о смерти другого Верховного, Иосифа Сталина.

После смерти Франсиа во главе парагвайского государства стал другой известный адвокат, сын бедного сапожника, Кар-лос Лопес. Поскольку внешняя угроза к тому времени ослабла, новое правительство открыло границы, установило дипломатические отношения с большинством стран мира и стало бурно развивать международную торговлю…

Быстро развивалась страна и при сменившем скончавшегося в 1862 году К. Лопеса его сыне, Франсиско. Его стараниями Парагвай превратился в самую передовую страну Латинской Америки. В ней были богатые, но не было нищих и почти отсутствовала преступность. Парагвай полностью обеспечивал себя тканями, бумагой, стройматериалами, оружием и боеприпасами. Действовала одна из первых в Южной Америке железных дорог, работала телеграфная связь, национальная валюта была устойчивой, как ни в одной другой латиноамериканской стране, а внешнего долга не было вообще.

Существование южноамериканского государства, не позволяющего себя грабить, подрывало все мыслимые устои. Когда же президент соседнего Уругвая решил последовать этому примеру и ограничить произвол английских и американских корпораций, терпение «мирового сообщества» лопнуло.

Действующий по указке Англии и США бразильский император Педро II 10 августа 1864 года объявил войну Уругваю и захватил его столицу Монтевидео. Так как через этот порт осуществлялась вся внешняя торговля Парагвая, его захват враждебным государством автоматически приводил к экономическому удушению страны.

Президент Лопес был вынужден начать военные действия против Бразилии. Овладев бразильскими пограничными крепостями, парагвайские войска двинулись в южном направлении, чтобы соединиться с остатками армии Уругвая. Успешно начатое наступление провалилось из-за предательства командующего экспедиционным корпусом генерала Эстигаррибии. Изменник завел свой 8-тысячный отряд в ловушку в городе Уругваяна, где тот был окружен и уничтожен 30-тысячной бразильской армией…

1 мая 1865 года Бразилия, Аргентина и оккупированный Уругвай заключили договор о союзе против Парагвая, и в марте 1866 года вторглись на его территорию. Исход войны казался заранее решенным. Страна была полностью отрезана от внешнего мира, ее население составляло 1,4 миллиона человек, в то время как одна Бразилия имела свыше 10 миллионов при неограниченной военной помощи Англии, Франции и США. По планам «Тройственного союза» война должна была завершиться не позже, чем через 3 месяца…

«…Событие, занесенное в знаменитую книгу Гиннесса, по гнусности и лицемерию намного превзошло нацистский террор, но до сих пор успешно замалчивается во всех учебниках истории. С 1864 по 1870 годы мировое сообщество в составе Британской империи, Франции, США, Бразилии и Аргентины истребило 85 процентов населения маленькой латиноамериканской страны Парагвай.

Чудовищная бойня открыто оплачивалась международным банкирским домом Ротшильдов, тесно связанным со знаменитым британским банком «Бэринг бразерс» и другими финансовыми структурами, где традиционно ведущую роль играли соплеменники Ротшильда. Особый цинизм геноциду придавало то, что проводился он под лозунгами освобождения парагвайского народа от ига диктатуры и восстановления в стране демократии. По существу, «мировое сообщество» впервые опробовало здесь схему, в последний раз примененную против Югославии и ныне готовящуюся для России. Реальные же причины, как обычно, оказались сугубо экономическими…»

Читайте также:  Лицам с судимостями будет проблематично получить гражданство РБ

«…Основная борьба развернулась за крепость Умайту — центральный пункт всей парагвайской обороны, названный за стойкость защитников южноамериканским Севастополем. Многократные атаки интервентов захлебнулись, а несколько их отрядов были разбиты смелыми контрударами парагвайской армии. Тогда бразильское командование решило обойти Умайту с севера. Новая бразильская армия почти год продиралась сквозь джунгли. Не имея свободных войск, Лопес бросил на них отряд женщин. В сражении при Корумбе лихие девчата вместе с гарнизоном крепости полностью разгромили оккупантов, загнав их в болото, где незадачливых вояк прикончила тропическая лихорадка.

Не сумев добиться победы силой, интервенты сделали ставку на измену. Американский посол Уошборн организовал заговор с целью свержения Лопеса. И опять ничего не вышло. Заговор раскрыли, посла с подельниками выслали. Правительство США обещало их наказать и, естественно, соврало.

Пришлось опять штурмовать Умайту. В бой бросали всех, кого могли. Армия интервентов пополнялась бразильскими рабами, которым обещали свободу после окончания войны, иностранными наемниками и бандами боевиков бразильских и аргентинских помещиков. Из Европы и США шел непрерывный поток оружия: новейшие винтовки, пушки и, главное, мощные мониторы с броней, неуязвимой для парагвайской артиллерии. В августе 1868 года после 30-месячной осады Умайта пала. Спустя еще четыре месяца главные силы парагвайской армии были разбиты и оставили столицу страны Асунсьон.

Разгром армии не означал конца боевых действий. Лопес увел остатки своих отрядов в горные районы Кордильер и перешел к партизанской войне. Против оккупантов поднялось все население. Каждую деревню приходилось брать штурмом, после чего всех жителей, включая детей, обычно вырезали…

Последнее сражение парагвайской войны произошло 1 марта 1870 года в ущелье Серро-Кора. В неравном бою отряд Лопеса был полностью истреблен. Последними словами раненого президента были: «Я умираю вместе со своей Родиной!» За шесть лет войны население Парагвая с почти полутора миллионов уменьшилось до 221 тысячи. Из оставшихся в живых лишь 29 тысяч составляли взрослые мужчины, включая стариков и инвалидов. Война закончилась. Воевать стало не с кем.

Лишившаяся половины территории обескровленная страна превратилась в жалкую англо-американскую полуколонию, известную сегодня одним из самых низких в мире уровней жизни, разгулом наркомафии, огромным внешним долгом, полицейским террором и коррумпированностью чиновников. У крестьян отняли землю, отдав ее кучке помещиков, приехавших в обозе оккупантов. Впоследствии они создали партию «Колорадо», до сих пор правящую страной во имя интересов доллара и дядюшки Сэма. Демократия восторжествовала…»

Так была уничтожена парагвайская попытка построить свою, самобытную цивилизацию, которая не вписывалась в планы финансово-ростовщической мафии позапрошлого века — этого предка Вечного рейха.»

Что было дальше? И какую роль в истории Парагвая сыграли русские? Постоянные читатели блога знают эту историю. Вновь пришедшим рекомендую специальный раздел блога:

А дело было вот как. После Наполеоновских войн англичане, как и американцы после 1945 года, начинают экономический передел мира. Побежденные европейской коалицией французы успели нанести смертельный удар по Испанской и Португальской империям, которые владели огромными землями Латинской Америки. Не было тогда еще ни Мексики, ни Колумбии, ни Эквадора с Боливией, ни даже Бразилии, равно как и всех других латиноамериканских стран. Испанцы, например, создавали эти колонии, развивали там промышленность и защищали их рынок от проникновения дешевых английских товаров, от экспансии английского (а, вернее, еврейского) банковского капитала. Но Наполеон, разорив саму Испанию, породил сепаратистское движение в Южной Америке. Под знаменами демократии, на манер французской революции.

Самолет с Эво Моралесом приземлился в Парагвае Политика.

К сожалению, публикаций данной тематики по выбранной стране нет. Вы можете познакомиться с материалами этой рубрики по другим странам. Иммиграционный Адвокат США Более 10 тысяч Успешных Дел. Иммиграция в Парагвай ограничивается несколькими тысячами европейцев, иммигрировавшими сюда в течение девятнадцатого века. Благодаря. Иммиграция в Парагвай Новости недвижимости Парагвая. Отличные Отзывы Офоромление Документов в Кратчайшие Сроки–Низкие цены за Услуги.

Нуэва Италия Nueva Italia, Асунсьон, Парагвай рейтинг. Официальное название: Республика Парагвай, Republica del Paraguay исп. нацистская эмиграция в Асунсьоне, проблемы парагвайских индейцев. Эмиграция в Парагвай из России: доступные способы, отзывы. By on in Без рубрики with Комментарии к записи Иммиграция в Парагвай Дешевые билеты в Парагвай Второе гражданство или Постоянное место. Парагвай, тур в Асунсьон Глобус тур уникальные. На территории Республики Парагвай могут потребоваться услуги адвокатов ​юридических фирм. включает в себя сведения об адвокатах, адвокатских.

Парагвай. Судьба неудачника

«Пограничная зона между Парагваем, Аргентиной и Бразилией считается раем для организованной преступности, наркоторговцев и террористов. Долгие годы отряды специального назначения пытались зачистить регион, но безуспешно. Оперативник под кодовым именем Папа Римский после долгих лет выслеживания наконец-то узнаёт место укрытия наркобарона Лореа и привлекает своих ушедших в отставку товарищей, чтобы провернуть авантюрную операцию».

Анонс к фильму «Тройная граница» («Triple Frontier»), 2019

Когда весь город торговый центр

Бразильский город Фос-ду-Игуасу и парагвайский Сьюдад-дель-Эсте разделяет река Парана, а соединяет мост, который мы пересекли рано утром.

Водитель Sandro нанятый нами на все три дня пребывания в районе водопадов Игуасу обещал показать водопад Saltos del Monday, мощнейшую гидроэлектростанцию Итайпу, ну сам город Сьюдад-дель-Эсте, второй по численности населения в Парагвае.

Пересекая мост, мы соответственно преодолели и границу между Бразилией и Парагваем, не обнаружив при этом характерных для границ атрибутов, если не считать двух облачённых в униформу женщин. Они стояли на обочине дороги и несколько лениво всматривались в бурный поток машин, что двигался по мосту.

Впрочем, цель их службы осталась нам неведомой, а граница между странами оказалась максимально прозрачной. Как известно, Аргентина, Бразилия, Уругвай и Парагвай входят в организацию МЕРКОСУР -южноамериканский таможенный союз, созданный для содействия свободной торговле, беспрепятственному движению товаров, населения и валюты. Степень интеграции стран, участников этой организации, меньше, чем у Европейского союза, функционирующего в форме валютного союза, но, тем не менее, тоже весьма значительная.

Желающих въехать с утра в Сьюдад-дель-Эсте было реально много, как впрочем, и выехать из него под вечер. Дело в том, что изначально город основывался как приграничный торговый центр и всегда обладал статусом порто-франко. Сьюдад-дель-Эсте, это свободная экономическая зона, кстати, третья по обороту в мире, после Майами и Гонконга, что обеспечивает примерно 60% ВВП Парагвая. Соответственно, утром едут в город из соседних стран, чтобы купить для себя или для перепродажи товары подешевле, а вечером с покупками возвращаются в обратном направлении.

Что касается товаров, то часть из них поступает в страну вполне легально из стран Юго-Восточной Азии, но большая часть однозначно контрабандным путём.

Более того, в приграничных районах трёх государств функционирует множество подпольных фабрик, на которых налажено производство контрафактных товаров. Ассортимент их продукции очень широк, от табачных изделий до технологически сложных товаров, как-то телевизоры или компьютерная техника.

Чтобы обслуживать товарооборот, в регионе оборудовано несколько десятков взлетно-посадочных полос, а в небольших приграничных населённых пунктах функционируют нелегальные банки занятые переводами финансовых средств и отмывание денег.

Вот такой, весьма специфический город, как впрочем, и весь приграничный регион в целом.

Не знаю, кто из вас слышал о его существовании, я вот лично до поездки в Парагвай нет. А вроде бы всегда любил политическую географию и страноведение. Этому есть объяснение. Во-первых, город молодой, с 1957 года, во-вторых, изначально носил имя одиозного диктатора Стресснера. В СССР Стресснер, мягко говоря, был не в почёте, поэтому на советских политических картах мира такого города просто не было. Сейчас же город называется политически нейтрально — Восточный город.

Парагвай, «рожденный в муках и болезнях»

Город Сьюдад-дель-Эсте в культурно-историческом плане совсем не интересен, по одной простой причине, нет там ни культуры, ни истории.

С трудом припарковавшись где-то в центре, Sandro пытался провести нас по каким-то магазинам. Но нам это решительно было не интересно, да и вообще, суетливый пропитанный торгашеским духом город вызывал непонятное раздражение.

Подобно Александру Пряникову с телеканала «Моя планета» я иногда люблю пройтись по тому или иному рынку, как-то знаменитый Капалы Чарши в Стамбуле, ведь это неповторимый опыт наблюдения за местным укладом жизни.

Здесь же, в Сьюдад-дель-Эсте трудно было найти некую экзотику или примечательные традиции. Более того, было настолько неуютно, что хотелось сбежать, и как можно скорее.

Радовало одно, было куда бежать. Водопад Saltos del Monday, что в национальном парке Мондай, находился совсем недалеко от центра города.

Представьте, каскад водопадов, состоящий из трёх основных потоков, и множества других, поменьше, низвергающий бесконечные тонны воды с высоты 40–45 метров.

Расположился водопад в устье реки Мондай, то есть недалеко от того места, где она впадает в реку Парана. Мы провели около водопада часа полтора, обозревая его и сверху и снизу. Как всегда, природа оказалась на высоте, не подвела, но в очередной раз покорила.

Однако знаете, на фоне этой мощи и великолепия мне захотелось поразмышлять о судьбе Парагвая, у которого с самого начала всё пошло наперекосяк.

Уругвай, Парагвай, Аргентина и Бразилия родились на свет во второй половине 19-го века, когда потомки испанских и португальских переселенцев приняли решения оторваться от своих прародителей и начать жить самостоятельно и отдельно.

Не знаю, может, назвали Парагвай не тем именем, ровно как библейский Иавис («рожденный в муках и болезнях») был заранее обречён на то, чтобы жизнь его была полна страданий и болезней? Если нет, тогда отчего Уругвай богат и успешен, а его собрат и ровесник Парагвай всю свою жизнь влачит жалкое существование.

По этому поводу у меня есть интересная история. Речь пойдёт о некой парагвайской войне, по результатам которой Парагвай потерял 90 процентов всех своих мужчин, провалившись на последующие сто пятьдесят лет в демографическую яму, нищету и забвение.

Меня всегда интересовали теории, исследующие особую роль личности в истории. Это когда во главе сколько-нибудь значимых событий стоят те или иные исторические деятели. Волевые и слабохарактерные, целеустремлённые и безвольные, проницательные, дальновидные и наоборот. Исторические личности своими решениями, действием или бездействием оказывают влияние на ход событий, а часто и на его исход. В этом смысле Парагваю не повезло.

Читайте также:  Виза на Барбадос - безвизовый въезд для туристов и особенности оформления долгосрочных виз

Одним из первых лидеров независимого Парагвая был президент, а фактически диктатор по имени Франциско Лопес. Честолюбивый, своевольный и невероятно упрямый диктатор Лопес считал себя великим полководцем. Большую часть своих усилий он тратил на подготовку страны к войне: активно строил укрепления, покупал вооружение, в том числе и военный флот. Последние приобретения выглядели, на первый взгляд, очень странными, с учетом того, что у Парагвая никогда не было выхода к морю, однако у президента Лопеса были далеко идущие планы.

Посчитав, что его страна готова к бою диктатор и полководец Лопес развязал войну, которая большинству из нас вряд ли знакома, но, тем не менее, она вошла в историю под названием «парагвайская война» и считается одной из самых бестолковых и бесчеловечных.

Надо сказать, что в тот период все страны региона активно враждовали между собой. Бразилия и Аргентина с переменным успехом воевали за регион Ла-Плата, который был желанной и спорной территорией для каждой из сторон. О тех событиях я немного упоминал в рассказе из Уругвая, но, очевидно, стоит добавить кое-что ещё.

Уругвай, в то время, маленький и забитый, являлся геополитической игрушкой в руках Аргентины и Бразилии. Бразилия, к слову, тогда была империей и правил в стране император Педру II. Каждая из этих двух стран желала привести к власти подконтрольных именно им диктаторов и всё бы ничего, если бы в этот спор двух политических гигантов не решил вмешаться небольшой и слабый, но воинственный Парагвай.

Диктатор Лопес заключил военный договор с одной из уругвайских противоборствующих сторон, бывшей в тот момент у власти, Бразилия же поддерживала их политических противников. Известны политические платформы тех уругвайских партий, но озвучивать их нет никакой необходимости, ибо истинная борьба велась за земли и природные ресурсы.

Что касается диктатора Лопеса, его целью было сделать Парагвай великим. Он мечтал обеспечить своей стране выход к морю, захватить у Бразилии некоторые порты, выползти тем самым из центра континента к океану и стать великой морской державой. Вот именно поэтому диктатор заранее заказал и оплатил в Европе постройку кораблей-броненосцев, которым, впрочем, так и не удалось побывать в руках своего хозяина.

Парагвайская война началась в августе 1864 года, когда Бразилия ввела свои войска в Уругвай. Уругвай, в свою очередь, памятуя о ранее заключённом договоре, попросил помощи у Парагвая. Диктатор Лопес, немного подумав, решился на военную авантюру, и Бразилии официально была объявлена война.

Парагвайские войска были отправлены на помощь Уругваю, однако, чтобы попасть на уругвайскую территорию, им необходимо было пройти через Аргентину. Последняя отказалась дать войскам право прохода и возбуждённый отказом полководец Лопес заодно объявил войну и Аргентине. Вскоре в Уругвае сменился режим, к власти пришли лояльные Бразилии политические силы.

В результате к марту 1865 года в регионе сложилась весьма милая ситуация, маленький милитаристский Парагвай оказался в состоянии войны сразу с тремя своими соседями — Бразилией, Аргентиной и Уругваем.

Водоворот интриг достойный латиноамериканского сериала, и было бы смешно, если не было бы так грустно. Самоубийство диктатора Лопеса, как и всей парагвайской нации, продолжалось ровно пять лет.

Надо сказать, что нахрапистой агрессивности Парагвая противостояла трусость и некомпетентность тройственного врага. Удивительно, но на первых порах парагвайским войскам сопутствовал успех, они устроили блицкриг сразу по двум направлениям, двинувшись одновременно и на юг и на север.

И у Аргентины и у Бразилии были оккупированы значительные территории.

Однако, перевес сил был явно не на стороне Парагвая. Я не буду пересказывать все перипетии той нудной и вялотекущий военной компании, ибо больше всего интересен итог.

Главным результатов войны стала гибель 300 тысяч парагвайцев и 71 тысячи бразильцев, аргентинцев и уругвайцев. При этом более 60% всех потерь с обеих сторон оказались не боевыми, солдаты большей частью гибли от холеры и голода, чем на поле брани. Солдат в парагвайской армии катастрофически не хватало, и к окончанию войны стали призываться дети от 9 лет.

За годы бездарной войны из-за амбиций диктатора Лопеса, решившего стать императором Латинской Америки, Парагвай потерял 90% всех своих мужчин, так что остались разве что младенцы и старики. На фоне столь масштабных человеческих потерь утрата почти половины территории выглядела не столь уж и важной проблемой.

Погиб в одном из сражений и президент Франциско Лопес вместе со своим 15-ти летним сыном, которого он успел назначить генералом. По легенде перед смертью диктатор Лопес крикнул — «Я умираю за Родину».

Может сей факт и был на самом деле, а может это миф, трудно сказать. В мировую историю президент Лопес вошёл как упрямый самодур, а вот в Парагвае он до сих пор национальный герой, мученик и освободитель.

О ливанской иммиграции и исламской угрозе

После того, как я узнал, что в парагвайской войне погибло 90% мужчин, меня волновал один вопрос — как вообще после этого сохранилась парагвайская нация?

С одной стороны, мужская особь не столь ценна для продолжения рода, как женская. Известно, что племя состоящее, например, из 50-ти женщин и одного мужчины имеет достаточно много шансов на выживание, но племя из 50-ти мужчин и одной женщины однозначно обречено. Но, всё же, столь катастрофические потери мужчин слишком критичны.

Я думаю, демографические проблемы в итоге решила иммиграция. В страну в последующие годы стало достаточно много прибывать переселенцев из других стран и с этими процессами мне тоже захотелось немного разобраться.

Обратил внимание, что в Парагвае весьма обширная ливанская диаспора. Кстати, большинство из них проживает в Сьюдад-дель-Эсте и мне кажется, что я их встречал в торговых заведениях этого города. Хотя, вполне я в этом не уверен, ибо отличить этнического ливанца от потомка выходцев из той же Италии довольно трудно, особенно если все они говорят на испанском языке.

Ливан был последней страной перед южно-американским вояжем, в которой я побывал. Выстраивать параллели и взаимосвязи между моими путешествиями я люблю, а тут как раз подвернулась такая оказия.

И так, как же произошло, что в Парагвае появились ливанцы? Но впрочем, догадаться о причинах и периодах ливанской иммиграции было не так уж сложно. Слишком свежи воспоминания, привезённые из этой небольшой средиземноморской страны, да и в причинах военных конфликтов недавнего прошлого и настоящего Ливана я разобрался достаточно неплохо и даже рассказ об этом написал, «Бейрут. До и после войны».

Ливанцы бежали от ужасов гражданской войны в 60-х -80-х годах 20-го века, они рассеялись по всему миру, но многие выбрали местом иммиграции страны Южной Америки. По оценкам экспертов, в те годы страну покинуло примерно 800 тысяч ливанцев, большей частью, до 80-ти % христианского вероисповедания.

Как правило, они сначала прибывали в Буэнос-Айресе, а потом постепенно рассредоточивались по другим регионам Южной Америки, в том числе, добирались и до Парагвая.

Город Сьюдад-дель-Эсте и вся приграничная зона привлекала ливанцев экономическими возможностями. Ливанские иммигранты овладевали испанским языком и даже языком гуарани, открывали магазины, фабрики, со временем смешиваясь с остальным парагвайским населением.

В первые годы из ближневосточного региона в Парагвае обосновывались в основном ливанские христиане — марониты, последователи римско-католической и восточно-православной церквей. Позже стали появляться сирийцы и иммигранты палестинского происхождения. В 80-х года в Сьюдад-дель-Эсте образовались крупные диаспоры суннитских арабов-мусульман, а потом и шиитских арабов — мусульман из Южного Ливана.

Не могу не коснуться темы исламской угрозы. По данным экспертов в странах Латинской Америки проживает от 4-х до 6-ти миллионов мусульман и многие из них обосновались как раз в этом приграничном регионе, большей частью на территории Парагвая и Бразилии.

Считается, что среди латиноамериканских мусульман очень сильны антиамериканские (имеется в виду США) настроения, что во многом созвучно с политическими предпочтениями и прочего местного населения, в том числе и местных властей. В регионе присутствует широкая вербовочная база для Аль-Каиды и иных исламских террористических организаций.

Мне попалась информация, что исламские экстремистские группировки, базирующиеся на Ближнем Востоке, ежегодно получают из «приграничного треугольника» от 300 до 500 миллионов долларов финансовой помощи. США, по понятной причине, очень обеспокоены сложившейся ситуацией, когда буквально у них под боком бесконтрольно функционируют организации исламских экстремистов.

По данным американских спецслужб именно в «треугольнике» инициировались многие теракты, например, взрывы 1992 и 1994 годов еврейского национального культурного центра и посольства Израиля в Буэнос-Айресе.

Представители спецслужб США неоднократно проводили консультации по проблеме «треугольника» с коллегами из Бразилии, Аргентины и Парагвая, требуя активизировать совместную деятельность по нормализации обстановки в этом регионе.

Насколько, мне удалось узнать, особых продвижений в этом вопросе не наблюдается, спецслужбы латиноамериканских стран не признают наличие в районе «треугольника» организационной сети по финансированию терроризма, фактически саботируя реальную антитеррористическую деятельность. Так что о реальных перспективах кардинального улучшения обстановки в регионе говорить пока не приходится.

Даже Парагваю есть чем хвалиться

Завершить свой рассказ планирую на более оптимистичной ноте, ибо в жизни даже самого захудалого и несчастного человека обязательно имеются светлые полосы, а у государства тем более.

Главное природное богатство Латинской Америки это её реки, и по такому мудреному показателю, как размеры стока на 1 квадратный километр территории и на душу населения этот континент стоит на первом месте среди пяти прочих.

Безграничные водные ресурсы для Парагвая это шанс к экономическому процветанию, которым ему удалось воспользоваться.

К чему эта восторженная прелюдия? Да всё очень просто, на границе Бразилии и Парагвая функционирует гидроэлектростанция Итайпу, на которой мы побывали и реально впечатлялись этим настоящим чудом инженерной мысли.

Меня всегда интересовали теории, исследующие особую роль личности в истории. Это когда во главе сколько-нибудь значимых событий стоят те или иные исторические деятели. Волевые и слабохарактерные, целеустремлённые и безвольные, проницательные, дальновидные и наоборот. Исторические личности своими решениями, действием или бездействием оказывают влияние на ход событий, а часто и на его исход. В этом смысле Парагваю не повезло.

Добавить комментарий