+7(495) 642 27 21
info@mtourism.ru

Аничков мост — один из самых знаменитых мостов Санкт-Петербурга, история которого тесно связана с основанием Северной столицы. Мост стал визитной карточкой и украшением Санкт-Петербурга благодаря великолепным изваяниям скульптора Петра Клодта.

В 1715 году Пётр I издал указ о строительстве постоянной переправы через реку Фонтанка. И вскоре в выбранном Петром месте появился деревянный настил длиной в 150 метров. Опоры были покрыты простыми досками и стилизованы под камень. Руководил строительными работами подполковник инженерных войск Михаил Аничков, чья фамилия навсегда закрепилась в названии моста.

Перед Аничковым мостом размещалась застава, — в наши дни на её месте находится здание под номером 66 по Невскому проспекту. Мост был перекрыт шлагбаумом, за проезд по нему взимались деньги. В качестве оплаты принимались и камни, — они были необходимы для мощения городских улиц. После захода солнца попасть в город по мосту могли только дворяне. Для людей незнатного происхождения проход был закрыт до рассвета.

В 1721 году переправу перестроили — теперь её центральную часть поднимали цепями и рычажным механизмом. Ночью мост оставался в разведённом состоянии, — так Санкт-Петербург защищался от волков, частенько забегавших в те времена на городские окраины.

В 1841 году сооружение было полностью реконструировано. Переправу выстроили из кирпича, подъёмные части демонтировали — теперь суда могли проходить под высокими пролётами.

На мосту появились скульптуры, созданные петербургским ваятелем Петром Клодтом. Композиции объединены одной сюжетной линией — укрощение коня, победа человека над дикой силой.

Скульптуры

В первой скульптурной группе Аничкова моста запечатлён поверженный на землю водничий (так называется человек в композиции), и вздыбленный над ним конь. Разъярённый жеребец сбросил с себя попону, его копыта опасно зависли над головой юноши, который с трудом удерживает непокорное животное.

Вторая композиция изображает водничего, сумевшего подняться на одно колено и накинуть попону на коня. Человеку удаётся осадить рвущегося на волю жеребца.

В третьей группе человек поднялся с колен, ему уже не нужно слишком больших усилий для того, чтобы сдержать разгорячённое животное.

Четвёртая композиция — самая спокойная, — жеребец укрощён, он подчинился водничему и позволил укрыть себя попоной.

Этапы покорения коня скульптор акцентировал «говорящими» деталями: в первых двух группах, изображающих ещё дикое животное, на копытах жеребца пока нет подков, а в следующих композициях они уже появились.